Нэш
ворошиловский стрелок
ФИЛОСОФСКИЙ КАМЕНЬ

Начинаю заражать случайных, по сути, людей своей заразой.
Неожиданно они начинают пристраиваться, попадать в ногу и идти с нами вместе.
Сегодня подверстала взрослую и здравомыслящую мать семейства, осторожную, вялую и угрюмую с виду вгиковскую мышь. Оказалось, и не мышь вовсе: Наталья Ивановна (имя-отчество до боли идентичное), - просто освещение так легло.

С утра она настороженно прислушивалась к моему динамическому трепу по телефону с будущими коллегами и кидала на меня удивленные взгляды. Днем начала давать мне дельные советы, вспоминать имена, пароли, явки. К полднику включилась в поиски вариантов бесплатного офиса. А к вечеру заговорила в категориях «мы найдем», «мы сядем», «мы договоримся», «мы убедим», «мы выйдем на Ванваныча, Семенвасильича, Степанильича…». Я далеко не уверена, что мне нужны все эти перцы, но задор НатальИванны укрепил мой дух.

Чем невозможнее цель, чем авантюрнее затея, чем смелее, открытее и веселее я в этом признаюсь, тем легче благоразумные и скучные, казалось бы, люди соглашаются в нее ввязаться. Меня должно бы это удивлять. Но я принимаю как должное: с нуля так с нуля. Подумаешь, без денег! Сегодня нет - завтра будут. Главное, чтобы горизонты манили.

Я связываю это - странно - со своим полугодовым затворничеством и чтением, чтением, чтением – до упоения/бешенства - философов, философов, философов. За что их так мало?
Совершенно абстрактное и лишнее в нормальной жизни занятие. Но крайне необходимое, чтобы затеять новейшее строительство пирамиды Хеопса в десять рук. Да и легкость в мыслях рождается необыкновенная. Что есть наши затеи – даже грандиозные - по сравнению с голографическим восприятием космоса древними? Тень тени, гравинка из песка, невесомое перышко, пыль. Как не осилить пылинки?

Взрослые, скучные, усталые, унылые, бытом затюканные, трезвые до тошноты, как же истосковались, оказывается, по драйву, по азарту, по детскому категоричному императиву. И кто бы им запретил захотеть?